?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

Андреас, приветствую!
Позвольте вопрос в вашу рубрику «Помощь зала». Как служителям церкви правильно реагировать на анонимки? Они могут касаться различных сфер церковной жизни: замечания, подсказки и т.д. Может быть у кого-то есть плохой или хороший опыт. Спасибо!

Comments

( 10 комментариев — Оставить комментарий )
sir512
7 янв, 2014 09:14 (UTC)
Однозначно в корзину. Без возможности восстановления.

Если среди анонимок есть и полезная информация, то авторы скоро привыкнут, что анонимки не рассматриваются и быстро изобретут хороший способ донести до адресата полезную информацию.

Еще есть прекрасная тема: "Люди говорят...". Причем, кто и когда говорит не уточняется. "Я не могу вам все рассказать, но люди говорят..."

Надо будет диспут провести и на эту тему. :-)
alexis_av1611
7 янв, 2014 11:07 (UTC)
Для начала стоит определиться с терминами:
анонимка = донос
Кто вырос в СССР, тот знает, что слово "анонимка" понимают именно так и никак иначе. Что бы ни говорили Ожегов с Далем. В крайнем случае анонимка = жалоба. Иначе зачем слать конструктивные предложения, замечания, подсказки без подписи? И как поступать с анонимками? В самом деле, как нужно поступать с доносами, жалобами? Правильно, надо давать "законный ход делу", тем самым поощряя возникновение новых доносов/анонимных жалоб! Чем больше в двигателе Шариковых, тем быстрее наш паровоз прилетит к пропасти...

Как устроить жизнь так, чтобы самый неприметный брат Анастасий не боялся притащиться к пастору домой с Библией и сказать всё, что он думает по конкретному вопросу? Как устроить церковь, чтобы служители (у которых нередко церковный пост -- место работы и единств. источник дохода) не боялись говорить вышестоящим правду о них или о реальном положении вещей? Что такое анонимка, как не способ разобраться с врагом или конкурентом или, наоборот, сказать правду, не подвергая прямой опасности себя?

-- Сидит??
-- Кто?
-- Ну, мужик твой с книгой.
-- Ну ты, мил человек, даёшь! Это ж памятник! Кто ж его посадит?!
("Джентльмены удачи", старый фильм)


Edited at 2014-01-07 14:06 (UTC)
ulya_borodulina
7 янв, 2014 15:46 (UTC)
Я, конечно, не компетентна в этом вопросе, но мысль такая пришла. Если служитель получает анонимку (не любое письмо без подписи, а серьезное обвинение в чей-то адрес, как писали выше) - это наверняка означает наличие каких-то проблем в церкви. Люди не решаются прямо высказать свое мнение, значит, есть причины такого отношения... (ни в коем случае не одобряю анонимные обвинения). Что же делать служителям? Молиться, наверное...

Edited at 2014-01-07 15:47 (UTC)
ellencrist
7 янв, 2014 17:53 (UTC)
Анонимки только выбрасывать. Без вариантов вообще. Насчет вопроса, который в ней поднимался - осторожно поговорить с кафедры о том, что, дескать, в нашей церкви есть неравнодушные люди, которых беспокоит то или другое (без конкретики, конечно) - так вот вы как пастор готовы выслушать все претензии здесь же, возле кафедры, сразу по окончанию собрания. Если действительно писал человек честный, но неопытный - он подойдет. Если не подойдет - забудьте об этом деле, но в ближайшей проповеди постарайтесь затронуть тему клеветы, лжесвидетельства, ложных подозрений, сплетен и проч. Примеров в Библии масса, а если еще вспомнить случаи из советского прошлого христиан...
Словом, проповедь может получиться весьма назидательной.

Edited at 2014-01-07 17:56 (UTC)
fobor
7 янв, 2014 22:48 (UTC)
Анонимные предложения и замечания рассматривать в общем порядке. Если предложение дельное, а критика обоснованная, не все ли равно, есть ли под ними подпись.
Раньше люди и духовные стихи, и целые трактаты богословские анонимно писали исключительно из скромности - вся слава одному Богу.

С обвинениями против конкретных лиц ситуация иная: апостолы четко расписали, как следует принимать обвинения, анонимность там не допустима.

И вообще, если человек знает за братом грех, но пастору открывает его анонимно, он поступает по-свински не только по отношению к тому брату, но и к пастору. Дескать, я доложил, а там пусть начальство думает - у него голова большая. То, что у пастора нет никаких свидетельств, кроме непонятной бумажки от "доброжелателя" и он ничего не сможет сделать, даже если грех вполне реален, до человека не доходит.
that_means
9 янв, 2014 11:55 (UTC)
Вернулась из поездки и случайно (с опозданием) зашла в тему.
Не могу не ответить, ибо есть 3 мысли.
1. Анонимки порождают в церкви лукавые подозрения, если речь именно об обвинениях. Люди тупо перестают доверять друг другу. Именно тупо, т.к.оснований вроде нет, но повод - есть.
2. Наш пастор (который по прежнему месту жительства) говорил: "Я никогда не реагирую на анонимные обвинения и советы". На всякий случай, ИМХО, такую позицию можно заявить и в церкви, т.к. аноним - человек, который не хочет нести на себе последствия своих слов... т.е. отвечать за свои слова. И вот по этому поводу - мысль номер 3...
3. В советские времена у писателей-диссидентов была поговорка: "Если бошься - не пиши. Если пишешь - не бойся".

Edited at 2014-01-09 11:55 (UTC)
volarchik
10 янв, 2014 05:03 (UTC)
Интересно, а практикуется ли в церквях, на членских собраниях, анонимное голосование за продление служения срока пастора или дьякона? Спрашиваю потому что знаю, что есть люди которые боятся на членском проголосовать против или воздержаться и голосуют "За", чтобы потом другие члены церкви не смотрели на них "косо". В анонимном голосовании, ИМХО, голосование было бы более честным.
andy_777
10 янв, 2014 08:36 (UTC)
В нашей церкви практикуется анонимное голосование за продление служения срока пастора и дьяконов. И я, как пастор, это всячески приветствую, потому что, как и вы, считаю, что такое голосование более честно.
volarchik
10 янв, 2014 12:40 (UTC)
А вот наш пастор это не приветствует))

Edited at 2014-01-11 16:46 (UTC)
andy_777
11 янв, 2014 16:47 (UTC)
Ну, наверное у него есть на то причины :)
( 10 комментариев — Оставить комментарий )

Latest Month

Январь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Free counters!

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner