andy_777 (andy_777) wrote,
andy_777
andy_777

Categories:

Экспозиционный суверенитет

Желание человека выделиться на фоне себе подобных неистребимо. Иногда стремление к оригинальности выглядит комично. Одни, например, украшают свои головы пышными разноцветными перьями, другие стригутся наголо, третьи лишают себя передних зубов или разрезают язык... Главное – привлечь внимание. Конечно, индивидуальность сама по себе грехом не является, – если бы только человек не заходил так далеко в стремлении её подчеркнуть!



Не является исключением и церковь. В отличие же от мира, на христианах в подобных поисках лежит двойная ответственность, хотя бы потому, что ее неудачные эксперименты в глазах неверующих могут исказить истину. Ведь в проповеди Евангелия говорится о самом ценном, – о Боге, о Его церкви, делах, Слове!

Желание проявить себя особым образом в отношениях с Господом почти всегда сопровождает претензия на персональное откровение от Него, на обладание определенной тайной, открытой кому-то одному или как вариант – группе единомышленников. Практически все, существующие в мире конфессии, являются плодом таких откровений. Рискуя в очередной раз прослыть буквоедом, решусь-таки обратить внимание на слова. А именно, на ставшие с некоторых пор модными в христианском лексиконе прилагательные.

Ну вот, допустим, термин «Суверенный Бог». Что он означает? Сложно сказать, какой смысл вкладывают проповедники в столь своеобразное и, кстати говоря, совершенно небиблейское словосочетание, – но в том, что оно по меньшей мере, для русских людей не совсем приемлемо, вряд ли стоит сомневаться.

Прилагательное «суверенный» этимологически происходит от французского слова «суверен» (господин), означающего «верховный» (от лат. «superanus» – верховный, или высоко вздымающийся). В семантическом смысле прилагательное «суверенный» означает осуществляющий верховную власть, или же независимый, самостоятельный. По поводу существительного «суверенитет» английский толковый словарь говорит: «sovereignty», суверенитет – независимость государства в международных отношениях.

Если Бог и есть Верховный Владыка Вселенной; если Он – Единственный, кто по-настоящему самостоятелен в Своем выборе и решениях – для чего этот эпитет? По большому счету, Господь вообще не нуждается ни в каких прилагательных. Само слово «Бог» означает Абсолют – вершину, дающую неотъемлемое право обладать и могуществом, и славой, и суверенитетом, разумеется. Помните знаменитую фразу из известного фильма: «Царь. Просто царь»? И никаких дополнений. Господь есть Бог, и этим все сказано!

Иногда мы пытаемся сделать Господу услугу, предлагая Ему очередную «прилагательную» и совершенно, кстати, ненужную подпорку. Особенно комично это выглядит в тех случаях, когда кто-то подобными терминами на самом деле пытается подпереть лишь собственное «особое откровение». Разве не достаточно в Библии прилагательных, подходящих для описания нашего Творца: Живой, Всемогущий, Вездесущий, Святой?..

Но и это не всё. Суверенитет как таковой в головах многих еще недавно советских людей неизменно связан с революцией и борьбой за свободу. Кто из нас не слышал в свое время о том, как «угнетенные массы» победили эксплуататоров и обрели суверенитет? Или о том, как некая страна третьего мира освободилась от колонизаторов и стала суверенным государством? Почти всегда контекст, в который помещалось это слово, подразумевал, что речь идет об угнетенных существах либо сообществах, которым ценой нелегкой борьбы удалось отвоевать для себя немного больше свободы.

Дополнительный оттенок этому термину придает оживление в памяти событий 20-летней давности, которые в эти дни вспоминает весь мир. После августовского путча в 1991 году республики разваливающегося СССР устроили так называемый парад суверенитетов – освободились, как они тогда считали, от ига коммунистической России и стали суверенными. Для современной Грузии это до сих вопрос болезненный. В начале августа мир вновь облетели видеокадры, на которых правитель страны нервно жует собственный галстук и при этом заявляет: «Мы – суверенное государство!» Как вы думаете, какие с учетом всего этого ассоциации возникают в голове современного человека, когда он слышит словосочетание «Суверенный Бог»?

Противоречивые чувства вызывает еще одно модное ныне словообразование: «Библейская церковь». Подобный конфуз случается, когда в компании людей какой-нибудь счастливый муж громко заявляет: «Я женат на самой замечательной (красивой, прекрасной) женщине в мире». Интересно, что при этом должны думать все остальные мужья «в мире»?

Прекрасно понимаю людей, называющих свои общины библейскими. Они стремятся привлечь нуждающихся в спасении грешников оригинальностью названия. Но первое, что приходит в голову человеку, читающему такое название, это вопрос: «А что, все остальные церкви – небиблейские?» Ведь понятно же, что все христианские церкви созидаются на основе Библии. Тогда зачем такое название? Не пишут же мусульмане на своих культовых зданиях «корановая мечеть»...

И последнее (для тех, кто не устал еще от копания в словах). Долгое время меня мучили сомнения относительно термина «экспозиционная («в других вариантах снова ткаи библейская») проповедь». Слыша раз за разом эти термины, я чувствовал себя этаким недоразвитым христианином, потому активно искал ответ на вопрос: «Что же это за экзотика такая?» И вот, наконец, на безбрежных просторах Интернета обнаружил подробное толкование сего определения. На 42 страницах, сопровождаемое тремя десятками ссылок на труды известных богословов предлагалось описание экспозиционной проповеди.

Суть изложенного, впрочем, легко можно было бы вместить в одно предложение, которое я с удовольствием и процитирую. Оказывается, «экспозиционная проповедь – это логически упорядоченная, последовательная презентация библейской истины, объясняющая значение текста Писания и его практическое применение». «Господи! – подумал я, – велика милость Твоя! Теперь я знаю, что такое экспозиционная проповедь». Но уже в следующую секунду озадачила мысль: «Интересно, а что же в таком случае означает не-экспозиционная, т.е. самая обычная проповедь?!» Ведь абсолютно то же самое и означает! Другими словами, я всю жизнь слушал и говорил экспозиционные (библейские) проповеди, но просто об этом не знал.

«Accuracy, Brevity and Clarity» – так сформулировала свое кредо в работе с новостями американская телекомпания АВС. Эти три слова – точность, краткость, ясность – основа основ как журналистики, так и проповеди. Цели, которые преследуют и СМИ, и проповедники в чем-то схожи: их задача – донести до людей определенную информацию, или весть.

Сведения, которые получает от нас слушатель, должны быть точными и понятными настолько, насколько это возможно. В большинстве случаев, слушатель способен воспринимать то, что говорит проповедник, лишь считанные минуты, а иногда и секунды. Очень важно за это короткое время успеть заинтересовать его, чтобы Слово коснулось его сердца, и потом уже донести до него суть Благой вести. Для этого необходимо излагать мысли ясно и использовать понятный человеку язык.

В мире есть поговорка: «Будь проще, и к тебе потянутся люди». К простоте изложения нас призывает и Спаситель (Мф. 10:16). Его проповедь – пример ясности и доступности. Для чего же нам, Его ученикам, озадачивать слушателей замысловатыми терминами? Лишние, не до конца понятные прилагательные могут завести и нас, и их в экспозиционно-суверенные дебри. Ведь кроме экспозиции проповедь предполагает еще и ответственность. Стоит ли приносить чистое Евангелие в жертву собственной оригинальности?

Искренне ваш,
Андреас ПАТЦ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 155 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →