?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

Наши соседи – милая, жизнелюбивая и красивая пара. Обоим немного за 60. Живем мы рядышком добрые двенадцать лет, за это время стали близкими, если не сказать, родными. Чрезвычайно порядочные люди! Вырастили двоих детей, сына и дочь, которые проявляют к ним почтение, регулярно посещают и помогают, если в этом возникает необходимость. Словом, со всех сторон образцовая семья. Но при этом неверующие. Все наши попытки говорить им о Творце натыкались на вежливые слова о том, что хорошо, конечно, верить в Бога, но они вот – такие...

В мае прошлого года у женщины обнаружился рак. С тех пор началось их хождение по мукам. Все лето длился курс облучения. Ее муж, наш сосед, посчитал городскую больницу недостаточно квалифицированной для такого рода лечения; обратился в лучшую в Европе клинику Гейдельберга (Heidelberg), обладающую новейшим оборудованием и укомплектованную настоящими медицинскими светилами, докторами наук и профессорами.

190 км в одну сторону. Для нее после облучения слишком дальняя дорога. Он снял на время курса квартиру на месте, чтобы не ездить. В сентябре, кода рак «сжался» от облучения, ее прооперировали. И с тех пор он каждый день ездит к ней в больницу. Врачи сказали ему, что его присутствие – единственное, что может ей реально помочь в выздоровлении. И он – там. Каждый день, включая воскресенье. Вечером возвращается домой обессиленный (все же 400 км каждый день в таком возрасте провести за рулем непросто), а наутро снова собирается в дорогу. По пути заезжает в магазин, покупает для нее какую-нибудь вкусняшку, которую она, конечно же, не может съесть.

После удаления опухоли ей пришлось пережить еще три операции. Он радовался, когда она после них поднималась на ноги, и если они могли пройти по больничному коридору несколько шагов, то это был праздник, победа. Я удивлялся его стойкости, верности и любви. Удивляюсь до сих пор. Ни одного дня не пропустил. Даже в те дни, когда она была под наркозом и не могла с ним общаться. При всем этом в доме поддерживается порядок. Сам себе готовит, делает уборку, стирает белье... Но не об этом речь. Вернее, не совсем об этом.

Десять дней назад ей понадобилась срочная операция. Вроде бы прошла удачно. Но потом случилось обострение. Понадобилась еще одно операционное вмешательство. Потом еще. А вчера вечером он ко мне пришел. Разбитый и отчаявшийся. Врачи сказали, что смысла в дальнейших операциях нет. От желудка ничего не осталось, пострадала печень, начался процесс заражения крови. Ко мне он пришел после беседы с детьми, на которой было принято решение отключить больную от аппаратов, поддерживающих ее жизнь.

Я видел, насколько трудно далось ему это решение. Он все еще не мог смириться с тем, что и врачи – даже такие светила – могут быть бессильными, а в молитвы он не верил. Не верит и сейчас. Непростая у нас получилась беседа. Особых слов у меня для него не было. Да если и были, то он их не в состоянии сейчас принять. И уж в любом случае они его не утешат. Единственное, о чем я ему посчитал нужным сказать, это о его верности. Он сделал все, от него зависящее и не упустил ни одной возможности быть полезным.

Сейчас, когда я это пишу, он с детьми в Гейдельберге. После того, как они попрощаются с больной, ее отключат от системы. Врачи говорят, что она уйдет без мучений, во сне, в течение максимум 3-4 часов. Единственным утешением, о котором он мне вчера сказал, будет для него осознание того, что она больше не терпит боли. Хэпи энда в этой истории любви нет. И мне, признаюсь честно, очень и очень жаль, что она так скорбно заканчивается...

Comments

(Удалённый комментарий)
andy_777
19 фев, 2013 10:14 (UTC)
Ваш сосед достоин уважения
Из-за этого только и написал эту историю.

Latest Month

Ноябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Free counters!

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner