?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

Есть у меня отличный френд. Как ни пытался его вычислить, кто он и что, – бесполезно. Шифруется! Его не все любят, еще меньше читают (Почему? Это вы поймете чуть позже сами.), но благо тем, кто увидел за искрометным его юмором не только интересную личность, но и умище. Да, не побоюсь этого слова. Уровень его интеллекта на самом деле вызывает уважение. Предлагаю статью семилетней давности, которая и сегодня как нельзя более актуальна. Прочтите его мысли в непривычном для вас изложении, а потом, посмотрев подпись внизу (не торопитесь смотреть ее сразу, интрига исчезнет ибо), оцените. На этом у меня всё.

Zek

“Во мне два “я”, два полюса планеты.”©
Если подходить несколько упрощенно, то каждая поместная церковь (как самоорганизация верующих людей) – имеет в своей основе протекание двух базовых процессов:

1. Удовлетворение духовных потребностей членов этой церкви.
2. Проповедь Христа людям, которые находятся вне церкви.

Все другие функции церкви зависят от одного или обоих этих процессов и является вторичными по отношению к ним. Для полноценного функционирования поместной церкви протекание этих процессов должно быть синхронизированным, их соотношение – сбалансированным, а механизм их взаимодействия – прецизионно отрегулированным. В случаях же пренебрежения этим правилом – возникают рассогласования и сбои, негативно влияющие как на общее состояние церкви, так и на динамику ее развития.

Так, излишний акцент на первом процессе, превращает церковь на замкнутую систему “только для своих” типа ложи или клуба. С другой стороны, чрезмерное увлечение только миссионерской деятельностью – приводит к превращению ее в балаганно-богемную тусу, понижая до неприемлемого, уровень внутрицерковной дисциплины, слова однокорневого, кстати, и к discipleship – ученичество.

Так вот, в современном ЕХБизме, наблюдается явный перекос внимания в пользу второго процесса – внешней миссии. В ущерб процессу первому – миссии внутренней.
Ответственными за такую диспропорцию являются люди, мотивированные потребностью сопричастности. Одновременно, они же и является одной из причин его чрезмерной гламуризации.

“Я вам, ребяты, на мозги не капаю....”©
Потребность в сопричастности – психоложеский термин кузнеца человеческих душ МакКлеланда (David Clarence McClelland) – автора т.н. контентной теории мотивации имени его же, МакКлеландового имени.

В соответствии с этой теорией, деятельность всех без исключения людей мотивируется тремя потребностями:

– в сопричастности (the need for affiliation),
– в достижениях (the need for achievement),
– в силе (the need for power)

Чтобы не сильно зацикливаться на этих терминах, отметим, что аналоги всех трех типов мотиваций успешно используются и без МакКлеландовой классификации. Так уголовники чисс-емпирисски давно сформировали свою классификационную триаду – воры-фрайера*-мужики. Другая, аналогичная – козаки-гречкосеи-свинопасы – давно известна из донцовского интегрального украинского национализма. Естественно, что рулят жизнью козаки-воры – на то они и пауэр-дривен.

Судьба мотивированных потребностью достижения мужиков-гречкосеев – обеспечивать общество хлебом и другими материальными благами. Ну а мотивированные сопричастностью свинопасы-фрайера – обеспечивают его самым разнообразным креативом – опиумом народа. Поскольку роли козаков и гречкосеев лежат за пределами сабжа, то остановимся исключительно на роли свинопасов, как людей, наиболее ответственных за гламуризацию современного ехбизма, небольшой, но интегральной части глобального гламурного общества.

“... на них мильон меняют по рублю...”©
“Panem et circenses!” – наиболее древняя известная структурированная формула счастья, и сегодня вполне подходящая для большинства населения планеты. От времен Ювенала она является правдивой в большинстве случаев, и редкие исключения только подтверждают ее эффективность. “Хлеба и зрелищ!” – настоящий лозунг масс, короткий и всеохватывающий.

И, если первой половины этой формулы мы не будем касаться, все таки топик – не экономика и не гастрономия, то вторая – имеет к гламуру теснейшее отношение.
Итак – зрелища...
Во времена, более отдаленные, любое представление было событием как заметным, так и относительно нечастым.

Чтобы увидеть что-нибудь, по их мнению – интересное и увлекательное, наши предки должны были затратить немало времени и сил, а часто – еще и денег и здоровья в придачу. В информационном же обществе, где по воле Господа назначено жить нам – процесс потребления зрелищ стал рутинным по самое не могу. Зрелища навязчиво приходят в наши дома, как свидетели Иеговы; цена их – более чем доступна, чтобы не сказать – дешевая; единственный риск захлебнуться адреналином – невысок, а относительно ассортимента, то это – вообще, отдельная песня...

Поскольку зрелищ теперь – значительно больше, чем нужно для счастья всего населения планеты, они начинают жестко конкурировать за право доступа к телу зрителя. Это приводит к появлению еще более зрелищных действ, еще более совершенных способов их доставки “к столу” и еще большей их доступности даже для не слишком толстого кошелька.

Еще раз подчеркнем, что основная заслуга в создании контента зрелищного продукта принадлежит мастерам по развесу креативной лапши, пиплам, главной мотивацией жизни которых является потребность в сопричастности – свинопасам-фрайерам.

“... но вот он в чем - наш перегиб и парадокс...”©
Как уже был упомянуто, поместная церковь – двулика и ее оба лица должны развиваться как можно более симфонично и гармонично. Уход за лицом, обращенным к духовным и материальным проблемам членов церкви, требует постоянного, напряженного, хотя и не всегда заметного постороннему глазу труда. Поскольку без практических результатов, этот труд является абсолютно бессмысленным, то и для выполнения он требует исключительно людей, ориентированных на достижение этих результатов – мужиков-гречкосеев.

А, вот люди, ориентированные на сопричастность, в большинстве случаев формируют имидж другого лица церкви – обращенного наружу. Эвангелизэйшэны, всякие “походы в народ”, другие культурно-миссионерские акции дают людям, ими занимающимся, прекрасную возможность быть в центре внимания. Поэтому и нет ничего удивительного в том, что именно эти мероприятия магнетизируют и привлекают фрайеров – пиплов от аффиляции...

Собственно, практические результаты акций, их, как правило – не интересуют, они наслаждаются процессом, который для них – усьо. Тем более, что можно, хотя бы частично, отдохнуть от забот о хлебе насущном – кое-какие средства на миссионерскую деятельность, как правило находятся. 
Еще один усугубляющий фактор проблемы.

Люди сопричастности – источник постоянных конфликтов и повышенного соблазна для других типов людей. Проблема эта – не нова и в ехбизме, и любой пресвитер с достаточным стажем может подтвердить этот тезис практическими фактами из своего опыта. Конфликты персоналий в церкви возникают чаще и протекают сложнее в среде проповедников и хористов, именно потому, что концентрация креативных людей там – гораздо выше, а сами они – более активны и амбициозны по сравнению с остальным членам церкви.

“...но кривая шла по кругу, ноги – разные.”©
При определении и расстановке приоритетов, в церквях сплошь и рядом игнорируется факт, насколько банальный, настолько и важный: наибольшего эффекта от миссионерской деятельности достигается не тем, что мы говорим людям, а тем, как сами живем в их среде. То, насколько складно звонит с эстрады очередной приезжий миссионер, и насколько гламурно-крута его группа поддержки со всеми ее децибелами и люменами, конечно, может произвести некоторое впечатление даже на забалованную переизбытком зрелищ публику. Но, в подавляющем своем количестве, светские люди делают свои выводы о нашей церкви и вере, нами представляемой, основываясь на наших делах и поступках и на нашем повседневном поведении в жизненных ситуациях. Наши же слова, если и имеют какую-нибудь ценность для них, то только в случаях, если они не противоречат нашим практическим действиям.

Интегрити** имиджа церкви и должно быть результатом плавного и беспрепятственного протекания ее первого (и главного) движущего процесса. Процесса, который как раз, и обойден должным вниманием. Стереотипным является мнение, что причиной этого является недостаток времени и средств. На деле же, причина – в хроническом дефиците гречкосеев в церкви. На усугубляющем фоне чрезмерной, а часто – суетной и неэффективной деятельности свинопасов.

“А вот конец, хоть не трагичный, но досадный...”©
Современное состояние ЕХБ требует для поддержания его имиджа все новых и новых форм креативности потому, что главной становится задача – сделать его как можно более привлекательным внешне.
Соответственно, свинопасы – на коне.
И так выглядит, что – надолго.
Не только во внешней миссии, но и во внутрицерковной воспитательной сфере, все более заметный акцент делается на эффектном и звонком слове “служение”.
Даже в повседневном, рутинном употреблении, оно подменяет и вытесняет другое, скромное и непрестижное слово – “труд”.
Служат все поголовно.
Кто чем может.
Или – кому чем нравится.
Традиционно – словом и пением.
Прогрессивно – притопом и прихлопом.
Модерново – “в области балета”, хороводом, лицедейством и частушками.
О постмодерне – лучше не буду, дабы не травмировать читателей с повышенной чувствительностью глазного нерва...

Само собой подразумевается, что служение – занятия богоугодное, служится жэж – Господу. Ну а о труде, в лучшем случае – упоминается в контексте “трудящийся достоин пропитания”... Реальная духовно-воспитательная работа оттесняется на второстепенную роль, еще больше усиливая и без того присущие ей атрибуты: непривлекательность, непрофессионализм и невысокую эффективность. 
Церковный гламур, рассчитанный на вкусы и запросы людей с улицы, занимает не принадлежащее ему место внутри церкви. В результате этого, она приобретает глянец даже в совсем неподходящих для этого местах и начинает скользить по его поверхности, теряя при этом остатки сцепления с реальной жизнью своих членов и их потребностями.

Резюме: В современном ЕХБизме слишком высок удельный вес активности людей, мотивированных потребностью в сопричастности.
Кроме внешней миссионерской деятельности, им отдано на откуп и внутрицерковную душепопечительскую и воспитательную работу.
Но, если, первое – есть достаточно органичным применением таких людей, то второе – приводит к ненужной гламуризации баптизма, именно потому, что ориентировано на зрелищность а не на результат...
Ото дня в день доля служения в церквях растет, тогда когда результативность духовного труда – падает.
Так же неуклонно...
И, не ставя целью найти ответ на вопрос “что делать?” – поставим другой.
Риторический.
Но, не менее сакраментальный:

Доколе?!

Вместо постамбулы:

“Душу, сбитую утратами да тратами,
Душу, стертую перекатами,
Если до крови лоскут истончал -
Залатаю золотыми я заплатами,
Чтобы чаще Господь замечал!”©


------------------------------------------------------------------------
* – на самом деле – “придурки”.
** – в российском языке аналога этому слову – нет. Наверное, поэтому, что – не надо. Ближе всего по значению – “целостность”.

© Shtunda: «ГламурЪный бапЪтІзмЪ. АмЪбула Вторая. День фрайера».

Comments

(Анонимно)
27 ноя, 2013 17:41 (UTC)
Алексей Санкт-Петербург
Вот подобное мнение http://rusbaptist.stunda.org/dop/protest.htm

Latest Month

Сентябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
Free counters!

Метки

Page Summary

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner