?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

Привычный европейский, размеренный, заполненный приятной суетой с покупками рождественских подарков Адвент* сменился в этом году тревожным ожиданием. Не Христа, и даже не Его Рождества – неприкрытым и не всегда даже осознанным ожиданием, что жизнь станет еще хуже. Запланированные на рождественские каникулы поездки в Париж отменяются, сдать бы с минимальными потерями купленные билеты. Не до прогулок, не до покупок, в супермаркет идти боязно, скопление народа – потенциальная опасность, возможная цель для террористов. Не дай Бог!..

b0de28daf3425c1018ba7b8963c3c71f.jpg
© Фото: Аngelinа Constantinov.

Мир оцепенел в тревожном Адвенте, пытаясь понять, что случилось, что стало «не так», отчего и почему он, такой большой и, казалось, прочный, вдруг стал таким слабым и беспомощным?

Действительно, почему? Может быть, потому, что ты, лично ты, а не кто-то другой поверил. Поверил на слово, что твой ближний – враг. Позволил переселить себя в мир параллельной реальности, который скользит неуловимо, бесконтрольно, не остановить, скользит к краю какой-то жуткой пропасти с хлюпающей грязью клеветы на дне. Архипелаг, в котором правят только зло и месть, где в обиходе – исключительно «не простим», «отомстим», «уничтожим».

Сколь мало оказалось нужно человеку, чтобы забыть, напрочь забыть, что он – человек, Чело Вечное. Безудержное нагнетание ненависти утопило в себе это чело. Вместе с содержимым. Погас свет, нет, не только впереди (там страшно, там враги), но и сзади – мы никогда не станем братьями – и слева и справа. Все кругом только враги, только мрак взаимного недоверия, желание «показать, доказать, поставить на место...»

Чужая боль – не боль, чужое горе – не горе. Трагедия оценивается по принадлежности: не наши разбились? – туда им и дорога, не наших взорвали? – чего и флажок красить. И не заметили, как случилось это. Внешним обстоятельствам должны быть причины? А они внутри, далеко ходить не надо. Внутрь проникло убеждение, кто-то ловко воровской рукой вложил его, что позади – сожжённые мосты, а впереди – безнадёга и бесконечная месть. В столь же бесконечной ярости благородной. Куда подевалось всё то, что еще вчера объединяло? И вот она реальность: «предаст брат брата». Почему предаст, для чего предаст, куда предаст? «На смерть»! Предаст (Матф. 10:21). На смерть. И не задумается.

Казалось, это будет очень и очень не скоро, в последнее когда-нибудь время, последние какие-нибудь дни, к которым мы, хоть и делаем всегда оговорки, все же себя не причисляем. Оно когда-то, еще не скоро наступит. Время. С правнуками нашими, в крайнем случае, может, с внуками. Но уж точно не с нами. Мы Адвенты привыкли встречать. С ёлочками, подарочками, свечечками, гусем. Рождественским. Вот только в этот раз так некстати террористы, империалисты, бандеровцы, беженцы на нас обрушились. Обвалились. А мы вынуждены всё это разгребать...

И вот он брат. А вот он я. Готовый уже предать. На смерть, конечно, а как же еще. Ведь не понимает ничего! Брат. Или даже нет, не так, «брат» – вот так-то оно лучше. Радуется ибо не там. И не так. Другой какой-то. Стал. Не такой, не правильный. Не моей крови, не моих убеждений, не моих благородных, а каких же еще, целей. И не хватает сердцу, заполненному до краев постоянной мобилизацией, войной (войной, войной!), не хватает такому сердцу свободного места для радости. Какой уж тут Адвент?! Не осталось желания, не то что сил, любить, понимать, принимать. Как любить, если все вокруг ненавидят? Кого любить, если все вокруг враги?..

И беженцев туда же. Чего они к нам? Пусть у себя там разбираются. Другие они. Не наши. И далее по списку, см. предыдущий абзац... Один разве что плюс: теперь почти реально можно себе представить картинку, как «не было им места в гостинице» (Луки 2:7). И не только в гостинице. Нигде. Не было. Им. Места. Беженцы потому что. На ослике. С узелком. Неужто не ясно вам, пришельцам, что чужие вы здесь? Для всех. Никто (никто!) вас не ждет. Зачем пожаловали? Кто вы тут?! Идите в хлев, празднуйте свой «Адвент». С осликами. Плешивыми. А мы тут как-нибудь без вас – у каминчика, на диванчике, со свечечками, с ёлочками, гусями, подарочками...

Если бы только не страх перед походами в супермаркет, если бы не трепет перед трапом самолета (толпа ибо, террористы, будь они неладны), если бы не всё это, то был бы у нас прекрасный, милый, тихий и в очередной раз такой добрый Адвент. А так сплошное какое-то тревожное ожидание.

Может быть, так на самом деле и должно быть? Чтобы с тревогой! Чтобы спешно, торопясь. Чтобы с кровью на косяках, пусть даже в качестве защиты от террористов, чтобы с сознанием того, что в гостиницах для нас места нет. Не потому что, то есть, их совсем нет, а потому, что не свои мы в этом мире. И никогда не станем. Своими. Чтобы с болью, через страх и тревожное ожидание, через туманное, неведомое, а потому пугающее будущее, наконец, осознать, почувствовать и понять: Адвент – это ожидание. И воскликнуть, всем сердцем воскликнуть: Ей, гряди, Господи Иисусе! (Отк. 22:20).

Благословенного вам воскресенья!
Благословенного вам Адвента!

______________
* Адвент – время ожидания, предшествующее празднику Рождества Христова, во время которого христиане готовятся к празднику.

Latest Month

Август 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Free counters!

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner