?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

Первый отбой

На отбой солдату отводится 45 секунд. Отбиться – значит в течение отведенного времени добежать со своего места, занимаемого в строю, проникнуть, протиснуться, просочиться в кубрик, добраться к кровати, там раздеться, аккуратно, чтобы у сержанта претензий не было, сложить форму, заправить портянки на сапоги, расправить постель, лечь в нее и укрыться.

Расположение трех кубриков, тесно заставленных высокими двухъярусными с обязательным табуретом у каждой, кроватями, узенькие проходы между ними и не менее узкая, два человека едва расходятся, взлётка вряд ли способствуют достижению поставленной цели. Сержантов все эти нюансы интересуют меньше всего, они рассредоточиваются по кубрикам, каждый возле своего отделения и ждут команды дежурного, который на манер ведущего на боксерском ринге кричит:

– Внимание, р-рота-а-а! Со-о-оорок пять секу-у-у-унд... Отбой! Пять секунд прошло...

После короткого, обрезанного «Отбой!» взлетка превращается в кишащий муравейник, живую массу торопящихся тел. Большинству воинов нужно покрыть немалое расстояние, чтобы добежать до своей кровати. Движение в двух направлениях, кубрики в разных концах узкого коридора, лысые головы, сбиваясь с ног, бегут навстречу друг другу, мелькают под тусклыми лампами освещения, пробуют насколько возможно быстро забежать в кубрик, добраться до своего места – железной панцирной кровати – и попытаться сложить одежду, удерживаясь на ногах в толкотне потных тел.

В узкой двери затор. Суетливость нарастает, она мешает, командиры отделений кричат, поторапливают, тридцать пять секунд прошло, тридцать, двадцать пять... бегущие пытаются раздеться на ходу, кто-то умудряется снять и сапоги. Если это удается, то портянки начинают болтаться, путаться на ногах, препятствуют движению и мешают другим, сапоги теряются, на поиски их (своих!) тратится драгоценные секунды, которых всего 45.

Во взорвавшейся кутерьме кто-то обязательно падает, через него перепрыгивают бегущие, кто-то, конечно, и наступает – на ногу, на руку, на голову – каждый спешит в кубрик, а добежав до своей кровати, не может торжествовать, ибо впереди вторая половина дела – всё, снятое с себя, аккуратно сложить на табурет, заправить портянки, ровненько то есть обмотать вокруг голенищ сапог и только после этого, о, блаженная цель, улечься на скрипучую кровать. Расслабляться однако рано, то счастливое обстоятельство, что кто-то уложился во время, вовсе не означает, что успели все. Не успели, процедура повторяется, внимание, рота, подъем, и всё заново много-много раз, до тех пор, пока за 45 секунд не отобьются все.

Наконец, кажется, получилось, все успели, все улеглись. Дежурный проходит по кубрикам, смотрит, ровненько ли стоят табуреты, правильно ли заправлено обмундирование. Нет, не правильно. Обязательно кто-то найдется. Рядовой Удод не успел снять сапоги. Его голени, паренек он довольно тучный, слишком толсты для того, чтобы процедура оказалась для него простой. И когда он на одной ноге скачет у кровати, пытаясь стряхнуть с другой сапог, к нему подходит сержант. Какое-то время взводный равнодушно смотрит на спешащего, а оттого еще более паникующего солдата, затем, подойдя вплотную, почти на ухо кричит:

– Отбой, солдат! Отбоо-о-й!
– Ну, так... с-с-сапоги... это... снять не могу.
– Насрать мне на твои сапоги, – еще громче орет сержант, – если я сказал отбой, это значит отбой! В кровать, бы-ы-ы-ыстраа-а-а!

Воин ложится поверх грубошерстного синего одеяла с тремя черными полосками. Ложится, что делать, как есть, в сапогах.
– Отбой, товарищ солдат, это значит, лечь в кровать и укрыться одеялом, – расплывшись вдруг в довольной улыбке, переходит на вежливый тон командир. – А то еще простынете, а Родине вас лечи потом. За свой счет. – И дальше снова на «ты». – Че зеньки-то выпучил, Удод? Расправляй постель, говорю!

Дрожащими руками воин стягивает одеяло, ложится под белую простынь, но сапоги укрывать не спешит, двумя толстыми колбасками свешивает ноги сбоку кровати.
– Укрывайся полностью, солдат, а то ножки замерзнут, – не ценит его благоразумия сержант.
Рядовой Удод смотрит на командира обезумевшими глазами. На фоне полнейшей тишины, воцарившейся в роте, тот дышит ровно и громко.

– Мне повторить? Или может помочь тебе, кабан ты толстый?
Солдат, наконец, подчиняется – начищенные вязким кремом сапоги скрываются под белой простыней.
– Слушай мою команду: напра-во! Я тебе, тебе говорю, пузырь, поворачивайся набок – напра-во, блин, раз-два. – Рядовой Удод подчиняется, грузно, качая кровать, поворачивается набок. – А теперь, на месте шагом марш!..

Лёжа на боку, воин начинает маршировать. В постели. Обе его простыни сбиваются в ногах, мажутся в сапожный крем, превращаются в жуткое черно-белое месиво.
– Стой, раз-два! – наконец, проявляет жалость сержант.
Она (жалость) касается, впрочем, только неповоротливого солдата. Вернее, его кровати. Остальным полагается новая порция занятий.

– Так, воины, плохо. Очень плохо! Не успеваем отбиваться за 45 секунд. Вот товарищ сапоги не научился снимать. Нужно ему помочь, будем тренироваться, времени у нас до утра много, – и, резко повысив голос, – внимание, рота, сорок пять секунд, подъем! Построение в расположении. Пять секунд прошло...

Вновь отчаянно скрипят кровати, качаются под грузом спрыгивающих, летящих со второго яруса тел; чертыхание, переполох, крики командиров взводов, нагнетающие панику: «Первый взвод, пять секунд осталось!», «Второй взвод, поторапливаемся!..»

Репетиция отбой-подъема продолжается, кажется, до бесконечности. И все же, когда-то звучит долгожданное: «Всё, тишина! Всем приказано спать...» Через секунду в казарме стоит храп, который спустя несколько молнией пролетевших часов, прервёт впервые в жизни услышанный вопль дневального: Р-рота падъёооммм!..

Comments

( 13 комментариев — Оставить комментарий )
fobor
23 фев, 2016 11:33 (UTC)
Соцреализм, да.

Одно маленькое недоумение, откуда после отбоя в казарме появились командиры взводов во множественном числе? Слабо представляю себе энтузиастов-офицеров, которые стали бы заниматься воспитанием личного состава в такое время.

Описанное, скорее, часть многотрудной и неблагодарной работы замкомвзвода. Да и звания действующих лиц больше соответствуют этой должности.

Edited at 2016-02-23 11:35 (UTC)
andy_777
23 фев, 2016 11:39 (UTC)
Это карантин. До присяги еще. Но у нас до конца службы только одним взводом командовал офицер. А так, прапор (тоже один и не долго), а в основном – сержанты. Стройбат, че :)
fobor
23 фев, 2016 14:36 (UTC)
Виноват, не акцентировал внимание на названии. Дейтвительно, отбой первый, следовательно, карантин.
(без темы) - babs_spot - 23 фев, 2016 12:24 (UTC) - Развернуть
(Анонимно)
23 фев, 2016 18:42 (UTC)
Есть что вспомнить, и к порядку приучили.
andy_777
23 фев, 2016 18:53 (UTC)
Ordnung muss sein, ага :-)
fobor
24 фев, 2016 21:55 (UTC)
Ну, как бы, это не совсем с целью приучения к порядку делается. Научить новобранцев выполнять команду "отбой" в установленное время можно и без подобного экстрима. Тут задача немного другая.
andy_777
25 фев, 2016 09:03 (UTC)
Поясните с задачей. Интересно.
P.S.
С днем рождения, брат (если, конечно, ЖЖ прав)! Благословений вам!
sueubaev
10 мар, 2016 11:38 (UTC)
А легко:)
1. "Чтобы ты замучился и не задавал лишних вопросов" ( как в анекдоте про связку ломов и чистый платц)
2. Чтобы приучить к ответственности (и личной, и коллективной, что ещё важнее)за свои действия (и бездействия).
3. Чтобы насладиться своей сержантской властью и почесать комплекс неполноценности приобретённый по духанке.

fobor
22 мар, 2016 15:08 (UTC)
Запоздалое спасибо за поздравление. Вернул старый дизайн взамен навязанного нового, сразу увидел, что пропустил.

А на вопрос, зачем, я, в целом, соглашусь, с опытным человеком, ответившим выше.

Уточню лишь, что, на мой взгляд, п. 3 - это мотивация сержанта-срочника, а п.2 - мотивация вышестоящего руководства, не возражающего против стиля руководства означенного сержанта.
st_leo
23 фев, 2016 18:51 (UTC)
Напомнил, брат, дела давно минувших дней!

Группа советских войск в Германии.
Батальон управления радиотехнической бригадой.
Учебный взвод. И первый отбой. И первый подъём...

И Ярл Николаевич Пейсти в армейском приёмнике (правда, это уже почти через год) на волне "IBRA-Radio" из Стокгольма

http://st-leo.livejournal.com/772353.html

Edited at 2016-02-23 19:01 (UTC)
andy_777
24 фев, 2016 08:19 (UTC)
Ну, вам повезло с местом службы, брат!
st_leo
24 фев, 2016 18:10 (UTC)
Да уж, повезло... Недалеко от Лейпцига и Галле совсем!
Армейская "интеллигенция", можно сказать!

И тебе радиостанции без помех...
( 13 комментариев — Оставить комментарий )

Latest Month

Октябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Free counters!

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner