?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

Один из немногих, кто пришел в христианство после Высшей партшколы и многолетнего служения компартии. Родился в г. Млинове Ровенской области (Украина) в семье врачей. Образование: МГУ, факультет журналистики. Работа в прессе: в советский период – корреспондент районной газеты «Вперед» (г. Новый Оскол, Белгородская область, Россия), собкор, редактор отдела газеты «Советский Крым», редактор газет на судах загранплавания Черноморского морского пароходства. Затем – журнал «Вера и жизнь». С 2003-го – заместитель главного редактора «Международной христианской газеты».



Где каждый камень мне знаком…

– Павел Васильевич, как Вы попали в журналистику? Это был выбор юности, детская мечта?
– Размышляя о прожитой жизни (согласитесь, что 70-летие располагает к этому), ясно вижу в ней Божью руку. Конечно, журналистика – это мой осознанный выбор, который делает каждый человек на пороге взрослой жизни. Но как сказал герой из рассказа «Дороги, которые мы выбираем» любимого мною О. Генри, дело не в том, по какой дороге ты пошел, а то, что внутри нас заставляет выбирать дорогу. Я – не фаталист (читай – кальвинист), но верю в то, что Бог ведет предузнанного Им к спасению даже тогда, когда он пребывает еще в неверии и даже активно противостоит Богу, а потому знать о том, что Бог направляет его, не может.

Написано, что «Он избрал нас в Нем прежде создания мира» (Еф. 1:4). Хотя должен сразу оговориться: мы не имеем права абсолютизировать эту мысль, ведь «Он избрал нас в Нем». Христос заклан за нас до сотворения мира – Он за нас, а не мы; это было в плане Творца, и верующие избраны в Нем именно поэтому. То есть мы только потому можем быть избранными, что находимся во Христе. И все же многое в своей «первой» жизни (без Христа), все ее странные повороты и неровности, в том числе и выбор журналистики, я могу объяснить именно этим – неосознаваемым мною раньше Божьим водительством. Он предузнал и вел.

– В школе чем увлекались?
– Всем. Одно время учился игре на баяне, когда у нас в селе появился виртуоз музыкант с образованием. Он создал даже детский оркестр. У меня были способности и абсолютный слух (по крайней мере, так утверждали взрослые), но моя дорога в дом культуры, где размещался музыкальный класс, проходила мимо стадиона. Я был вратарем, поэтому инструмент оставлял за пределами футбольного поля, за боковой линией, пока он окончательно не остался где-то сбоку...

Участвовал во всех школьных спектаклях, пел в хоре и соло, любил декламировать стихи, меня отбирали для районных и областных смотров. Ходил на секцию самбо. В Севастополе, где после восьмилетки учился в судостроительном техникуме, увлекся боксом, тренировался, кстати, в бывшем православном храме, которому сегодня возвращен его первоначальный статус...

Однажды, еще в школе, учитель физики Альмир Александрович, молодой выпускник вуза, накачанный спортсмен и «стиляга», которого все мальчишки боготворили (что говорить тогда о девчонках), вдруг спросил у меня: Гараджа, а почему ты не пишешь стихи? В твоем возрасте я уже пробовал… И я начал тоже пробовать. А когда районная газета напечатала мое стихотворение, посвященное родному селу (его отвез в редакцию секретарь парткома колхоза), журналистский выбор был практически предрешен, хотя первоначально я мечтал о писательстве:

Где мне бывают рады люди,
Где каждый камень мне знаком,
Где я друзей встречаю всюду, –
Там Родина моя, мой дом...

С этой первой публикации все и началось.

– В детстве, в семье от родителей слышали о Боге?
Если и слышал, то примерно то, о чем я написал в «Красной клетке». Мама мне говорила: «Сынок, я много раз была в анатомическом театре (зал, где студентов-медиков знакомят с анатомией человека при вскрытии трупов), видела человека в разрезе. Поверь мне: никакой души там нет. Все разговоры о Боге и вообще – о потустороннем мире она определяла как «бабские забобоны». Школа только усиливала этот тезис. Маму я любил и не обвиняю, таковы были, увы, ее убеждения.

Когда я учился во втором классе, наша семья переехала в Крым, куда по специальной программе переселения после депортации крымских татар устремились люди из многих регионов Союза – не только из Украины. Никаких традиций, устоявшихся религиозных и просто обычаев, даже говоры разные: одни «окали», другие «цёкали» (костромские). Но постепенно стирались, нивелировались все акценты, отличия, и выплавлялся не верующий в Бога советский человек, восприимчивый к коммунистической идеологии. Чем Крым знаменит и по сей день.



Атеизм – тоже религия

– Идеям коммунизма служили за совесть или по традиции? Может быть, ради карьеры?
В этом смысле я – счастливый человек. Поскольку я был практически прирожденным материалистом, то легко принял коммунистические идеи. Верил в то, что человек сам способен построить на земле рай, создать справедливое общество. Считал, что журналистика способствует этому: сеет разумное, вечное, доброе. Критикует, вскрывает недостатки; одним словом – служит народу.

И когда мне предложили вступить в партию, это не встретило во мне никакого внутреннего сопротивления – наоборот. Я понимал, что если не стану партийцем, то продвижение по служебной лестнице будет невозможным. То есть мои убеждения совпадали с карьеристскими амбициями. Я жил в ладу с совестью, тем более, что партия сама разоблачила сталинские репрессии и боролась за чистоту своих рядов. Это снижало значение справедливой критики советского строя и вселяло надежды, что все изменится к лучшему.

Я был «верующим коммунистом», что предполагало сознательное исповедание безбожия. Вижу особую милость Божью в том, что он не позволил мне открыто выступить против Него.

Однажды мне предложили написать очерк для книжки – сборника статей о тех, кто порвал с религией. Это была хорошая возможность проявить себя и заработать. Моей героиней должны была стать ученица старших классов из семьи пятидесятников, которая взбунтовалась против порядков в семье, отказалась посещать собрания, молиться, сказала, что не верит в Бога.

Я познакомился с ней, классным руководителем, беседовал с председателем поселкового совета, словом, проделал большую работу, собрал материал. Несколько раз принимался писать, но что-то меня останавливало. В конце концов, у меня созрела мысль: девчушка просто хочет ходить на танцы, у нее нет никаких серьезных убеждений. И хотя тогда это тоже был аргумент против религии – почему человек должен себя ограничивать? – я отказался от участия в сборнике: «Не пошло». Это был единственный в моей жизни случай профессиональной капитуляции.

Атеизм является базисом коммунистической веры; это, несомненно, тоже религия, чего многие не осознают. С одной только поправкой: если религию словари определяют как связь с Богом, то с кем, позвольте тогда спросить, соединяет человека атеизм?.. И еще как соединяет!..

Одним словом, у меня не было раздвоения: я писал о том, во что верил. Мне не приходилось кривить душой. В нашей профессии это очень важно, едва ли не главное. А когда я уверовал, то стал христианским журналистом, то есть занимаюсь тем же любимым мною делом. Только направление и содержание его в корне изменились. Разве это не счастье? Вот когда я понял, зачем Бог провел меня таким путем, по разным журналистским специализациям!

Внутренний переворот

– После Высшей партшколы – да в христиане!.. Каким образом и при каких обстоятельствах произошел столь радикальный поворот?
Нужно было прожить добрую половину жизни, чтобы прийти к этому. Свое 40-летие я отметил на борту теплохода «Иван Франко», который порожняком шел в Одессу после спецрейса. Свободный от вахты народ вручную лепил на камбузе пельмени для всего экипажа (такова была неписаная традиция), другие, в том числе и ваш юбиляр, прохлаждались в плавательном бассейне. Чем мы занимались в спецрейсе? Доставляли кубинских солдат в Эфиопию, где они помогали отстоять «голодный социализм», а исполнивших свой интернациональный долг воинов везли домой, на Кубу. В судовой роли они значились сельскохозяйственными рабочими.

Работа на пассажирских океанских лайнерах, где очень часто новый день мы встречали в другой стране, открыла мне глаза на многое, показала реальную цену нашего воспетого до небес строя. За три с лишним года путешествий по морям и океанам мне пришлось побывать более чем в 40 странах – в одних мимолетно, в других по нескольку раз, пересекая их вдоль и поперек в экскурсионных автобусах. И я убедился не только в том, что наша Земля необыкновенно прекрасна, но и в том, что в мире мало кто, в общем-то, тоскует по нашему так называемому социализму. А в некоторых развитых странах он, несомненно, уже существует, вырос из капитализма без всяких революций и кровопролитных гражданских войн. За время плавания мои прокоммунистические убеждения дали основательную трещину.

Когда попрощался с флотом, в стране шла перестройка. Начался распад. Меня удивляют «бывшие и нынешние», изучавшие все же основы философии, пусть и с материалистической точки зрения, которые поносят Горбачева и «беловежских заговорщиков», якобы разваливших великую страну СССР. Разве история так делается: захотели – создали СССР, захотели – развалили? Это глупости, которые не выдерживают элементарной критики.

Моя покойная теща, прожившая без трех 100 лет, говорила: видела, как людей сгоняли в колхозы, как сидели на вокзалах семьи так называемых кулаков, которых высылали из родных мест. Теперь вижу, говорила она, как эти колхозы разваливаются... На людском несчастье счастье для других не построишь.

Народ говорит просто и мудро.

Сколько Че Гевара ни сражался в Боливии, чтобы поднять народ против проклятого капитализма – так ничего и не вышло, только голову сложил. Экспорт революции только тогда может иметь успех, если народ хочет, готов «купить» импорт. Тому свидетельство – и Афганистан, где мы сгубили столько молодых жизней, ничего не добившись. Или, вот, арабские страны, куда американцы совсем недавно пытались экспортировать демократию. Что вышло в результате – у всех на виду, нет смысла говорить об этом. Силой оружия такие вещи не насаждаются. Успех может быть только временным.

В нашем случае практика опровергла коммунистическую теорию, а значит – и материализм/атеизм, на котором она стоит. Это настолько очевидно, что надо прилагать много усилий, чтобы закрыть этот зияющий провал и продолжать петь дифирамбы советскому прошлому. Что само по себе отвратительно.

Мои просоветские, прокоммунистические убеждения разрушила сама жизнь, и мне открылась единственная реальная движущая сила истории – Господь. Он, и только Он – Творец истории и всего сущего.



Группа крови

– Журналистику не оставили и в церковном служении. Это принцип?
– Это неизбежность, профессия. Кто-то сказал – группа крови. Впрочем, так говорят и об актерстве. Но образ хороший.

Я возвратился с флота в период распада СССР, шла перестройка. Редактор буквально заставил меня заниматься бизнесом, как предполагалось – для поддержки основной партийной газеты. Сознаюсь, я занимался этим, не присущим мне ремеслом с удовольствием, оно давало достаток. К тому же мы издавали свою независимую еженедельную газету «Южная звезда», в которой давали выход своим творческим способностям. То есть не забросили профессию.

Но продолжалось это недолго.

Именно тогда я уверовал и вскоре понял, что с бизнесом надо кончать, потому что вести его честно в то время было весьма сложно, если не сказать – невозможно.

Планов в бизнесе было много. Но Бог пришел в мою жизнь, чтобы в корне изменить ее, а не оставаться забытым баяном за боковой линией. Я вышел из мира, крестился по вере в баптистской церкви, и мне сразу предложили сотрудничество в местной христианской газете. Разве я мог отказаться?

Оплата была символической, и некоторое время мы проедали остатки моего бизнеса. Потом – биржа труда, полгода в должности пресс-секретаря знаменитого «Артека», пока, наконец, на второй день поста и молитвы, когда я вопрошал Господа о работе, мне позвонил из Германии главный редактор журнала «Вера и жизнь» Вальдемар Цорн (каким-то образом он узнал номер моего телефона) и пригласил на работу. Потом были и проповеди на Транс-мировом радио, журнал «Евангельская нива» украинского Братства ЕХБ. И, наконец, произошла встреча с «Международной христианской газетой».

СМИ

– Как Вы оцениваете состояние христианской журналистики? Есть ли она вообще? Имеется в виду русскоязычный сегмент, конечно.
Не могу оценивать христианскую журналистику в целом (даже ее русско-украинский сегмент), потому что это явление трудно (если вообще возможно) отследить. Периодически мне попадают в руки издания, которые выпускают некоторые конфессии, церкви, даже отдельные верующие, которые ни в каких каталогах не числятся, распространяются подчас самодеятельно, спонтанно. Даже если сузить задачу до евангельско-баптистской периодики, то и здесь слишком много неожиданностей. Есть еще электронные СМИ.

Но если говорить сугубо о баптистском Братстве, то состояние нашей журналистики, на мой взгляд, провальное. Это отдельная тема, трудный для меня вопрос, потому что, боюсь, эмоции победят мой немощный разум. Для меня загадка, почему мы недооценили (это самая мягкая формулировка) этот важнейший ресурс. Почему все же находим деньги на дома молитвы, разные программы, лагеря, офисы, а на христианские средства массовой информации – их нет.

Небольшое отступление. Первые ленинские работы, которые мне пришлось читать, конспектировать и затем отчитываться по ним на экзамене в МГУ, были: «С чего начать» и «Что делать». Будущий вождь мирового пролетариата был озабочен тем, как из разрозненных марксистских кружков, разбросанных по территории необъятной Российской империи, слепить единое целое – сильную политическую партию, которая была бы способна совершить революцию и захватить власть. Этот вопрос он поставил в двух этих работах и дал конкретный ответ: только организацией общероссийской политической газеты. И все получилось: из «Искры» возгорелось пламя, в которой сгорели царская Россия и миллионы ее жителей. Кажется, мы до сих пор горим этим синим пламенем...

После Реформации, которая, как считают, была первым детищем целенаправленной пропаганды печатным словом, Октябрьская революция дала самый яркий пример того, каким мощным оружием оно может быть. Современные революции используют новые технологии воздействия на людей словом – через интернет, хотя не отказываются и от испытанных методов – печатных СМИ.

И только мы можем позволить себе не развивать СМИ, а сворачивать их. Меня несказанно удивило решение, принятое Братством ЕХБ Украины о закрытии единственного издания Союза – журнала «Евангельская нива». Поразмыслив над этим, подумал, что в Братстве есть определенные сложности с его выпуском. Решил предложить в качестве издания Союза нашу «Христианскую газету», написал об этом руководству.

Ответ еще больше удивил. В нем говорилось, что Братство не может взять на себя выпуск газеты, предпочитая интернет и видео – современные СМИ. Но дело в том, что наша газета в Украине выходит 14-й год и не требует ничего – ни затрат, ни организационных усилий. Тут нечего брать на себя, это готовая площадка для общения руководства Союза со своими верующими. Почти 8 тысяч подписчиков, которые платят за подписку свои деньги, а это значит, что читают газету около 20 тысяч верующих. Вряд ли интернет ресурс Братства набирает столько.

Подход дремучий. В свое время считали, что телевидение вытеснит радио, кино и театр – ничего такого и в помине не произошло. Все сосуществует и развивается параллельно. Наверное, с интернетом будет то же самое, по крайней мере, пока на печатные СМИ есть реальный спрос. Но мы вместо того, чтобы использовать любые возможности говорить о Боге, обрезаем их.

Мой ответ становится неприлично большим по объему, но вы зацепили такую животрепещущую тему, к тому же – мою личную боль, что не могу не сказать еще несколько слов.

СМИ у нас в загоне – это, несомненно. У нас нет своего общенационального телеканала, нет мощной прессы, интернет-ресурсы пока тоже отстают. Те уникальные возможности, которые нам предоставил Господь для свободной проповеди Евангелия, мы не используем. Тиражи наших изданий смехотворны. Все действуют вразнобой, каждое объединение, большие церкви делают что-то в своем углу. Это безалаберщина. И часто уровень оставляет, как говорится, желать...

При этом есть примеры другого рода. Недавно мне вложили в почтовый ящик газету адвентистов. Тираж в России – 338 тысяч экз.! Она печатается в 12-ти регионах России. Это почти по 30 тысяч экз. на регион, значит себестоимость такой газеты низкая. Подписка на газету – бесплатная. Редакция где-то в Сибири. Газета о здоровом образе жизни, в ней помещаются материалы о центрах оздоровления, разбросанных по России, и о том, как быть здоровым и жить с Богом. Ненавязчивое приглашение на отдых в центры оздоровления. Посмотрите, как все продумано: центры здоровья, то есть санатории, пребывание в них платное. Это бизнес и одновременно евангелизация. Видимо, часть прибыли отчисляется на свои СМИ – и реклама, и евангелизация одновременно.

Да, что там. Если вспомнить пример все тех же коммунистов: они на свою «Искру», а потом – «Правду» собирали деньги среди рабочих в условиях подполья. Давали средства и сочувствующие богачи. А я знаю только двух братьев-бизнесменов, которые помогли нам в трудный период становления МХГ в Украине: один – харизмат, второй – тоже не принадлежит нашему Братству. У нас что, нет своих бизнесменов? Есть. В одной большой церкви верующие пришли с жалобой к пресвитеру на то, что они ссудили брату на развитие производства деньги, а он прогорел и теперь не отдает не то, что проценты (?!), а даже то, что взял. Там суммы были от 500 тысяч у.е. и до 1 млн.

Кто-нибудь помнит, чтобы в наших церквах объявляли сбор денег в поддержку своих средств массовой информации? Я – нет. Проще закрыть.

Мне кажется, мы не ожидаем Господа. Если бы чувствовали реальность Его близкого прихода, то трубили бы об этом на весь мир. Но мы говорим только в церквах, что Господь может прийти в любой момент, а живем так, как будто этого не будет никогда.

Получается, что наше благовестие оторвано от реальной жизни. Мы, как и сто и тысячу лет назад, говорим о любви и благодати Божией; это делать, конечно, необходимо, но ныне время напомнить людям и о Его Судах!

Если не верить в скорое пришествие Христа и не говорить о нем, то ничего не нужно. Можно сидеть в домах молитвы, пока антихрист и его сатрапы не загонят нас за колючку.

В свое время классик сказал: до Маркса философия объясняла мир, теперь пришло время, чтобы она изменила его. Это бахвальство было разоблачено самой историей. Объяснение оказалось лживым, а изменения, которые марксова философия принесла в мир, – это невиданные разрушения и смерть.

Ныне не философия, не наука, которая все больше упирается в тайну Бога, а именно теология должна сделать это: объяснить людям, что происходит сейчас на земле. Объяснить толково, просто, доходчиво, привлекая примеры из жизни, соотнося их с Писанием. Потому что мы живем в эпоху Предпришествия. И только слепой этого не видит. А для того, чтобы говорить об этом народу, надо бросить все силы и ресурсы на развитие своих СМИ.
Умолкаю, наконец.

«Красная клетка» и прочее

– Как, на Ваш взгляд, можно поощрить христианскую молодежь к служению письменным словом?
Единственным способом – проявить (союзам, объединениям, церквам) заинтересованность. Начать учить молодых людей журналистике. Владению словом. Мне кажется, что углубленное изучение родного языка (может быть, даже знакомство с основами литературного редактирования) крайне необходимо всем служителям церквей – пасторам, дьяконам, проповедникам. Ведь проповедь – это публичное выступление, это своего рода журналистика, несомненно – творчество.

– 70 лет – серьезная веха. Какие три события (происшествия) стали в Вашей жизни главными?
Только одно – обращение к Богу. Остальные – не могут стать вровень с ним по значимости. Все остальные события – производные от него, это часть пути к Богу – и до обращения к Нему, и после. Жизнь верующего подчинена свыше одной цели – достижению Божьего Царства.

– Книга «Красная клетка». Почему такое название?
Это символ, образ, который многое объясняет. Она действительно явилась во сне моему родственнику, когда умерла его жена, принявшая Христа перед смертью. И Бог показал ему во сне ад, куда он шел, в образе красной клетки (он был коммунистом и секретарем парткома).

Но образ красной клетки гораздо значимее, нежели такси в ад для одного человека. Это резервация безбожия, в которую насильственно загнали людей при советской власти. И отправляли в ад. Представляете, какой был пир у сатаны!

Единственно, о чем сожалею, что времени на написание было в обрез, а спешка наложила на книгу свой негативный отпечаток. И коль уж зашла речь, книга практически полностью взята из жизни. Многое, описанное в ней, случилось со мной или в нашей семье: исцеление, например, изгнание полтергейста. Мы и сейчас живем с Марией в доме, где бесчинствовали духи зла.

– Долго ее писали или, как говорится, за один присест?
За два присеста. Никак не удавалось заняться ею по-настоящему. То один фрагмент запишу, то – другой. Как раз в это время наша дочь вышла замуж, мы отдали молодежи свою квартиру в Ялте и переехали в пустовавший многие годы сельский дом моих родителей. Наконец, выдалось непродолжительное окно, и я взялся за книгу. Писал с наслаждением. Валентин Пикуль назвал писательство сладкой каторгой. Для меня это была не каторга, пусть и сладкая; я испытывал большой духовный и душевный подъем, радость и удовлетворение.

Но случилась беда – сын попал в аварию с трагическими последствиями. И пришлось все на время забросить.

Второй присест случился 5 лет назад. Но тогда вмешался Господь, Он жестко прикрутил меня к стулу: на левой ноге вдруг возник большой нарыв, ногу разнесло так, что я ни на машине ездить, ни пешком ходить, ни делать что-либо не мог вообще. Сидел и писал. Что ни прикладывали к болячке, ничего не помогало. Хирург, к которому меня возили, сказал, что надо что-то там вырезать. Я не поверил. И вот когда книга была закончена и сдана в печать, мне по скайпу позвонил из Калифорнии брат жены Николай:

– Слышал, что ты на костылях и тебе будут отрезать ногу, – сострил он. – Ты что забыл, как мы в детстве лечили подобные вещи? Сунь ногу в горячую воду с марганцовкой. Проделай несколько раз – и забудь.

Я так и сделал. И забыл. Теперь вот вспомнил, насколько же своевременно выскочил нарыв, как помогла мне с написанием книги беспомощность врачей, и как к сроку Николай напомнил о методе народной медицины. Ну, как тут не удивляться нашему Богу!

– Какие три книги (не обязательно сугубо христианские) Вы рекомендовали бы прочитать каждому христианину?
Мне трудно дать рекомендации. Ведь каждый человек – индивидуальность, и то, что восхищает одного, оставляет равнодушным другого. Один из братьев начал читать «Красную клетку» и сказал: это про каких-то котов... Моя сокурсница по МГУ прислала восторженный отзыв и конкретные замечания...

Чтобы читать, надо любить чтение и чувствовать вкус слова. А для этого, в свою очередь, надо читать. И читать много. Интернет принес с собой не только большие возможности, но и много плохого: падает грамотность, исчезает радость встречи с хорошей книгой. «Художественное слово» подавляется мощным информационным потоком, который требует внимания и времени.

К сожалению, в наших издательствах часто выпускают книги, плохо переведенные и кое-как отредактированные, когда бывает даже трудно докопаться до смысла того, о чем же хотел сказать автор. Мы все время экономим на существенном: на СМИ, на литредакторах и корректорах. А еще беда, что в них самозаписываются нередко или подчас (как вам будет угодно) люди, не имеющие никакого отношения к этим тонким, если так можно выразиться, специальностям.

Могу высказать общее пожелание. Если читать, то хорошие книги – отечественную и мировую классику. Хорошую поэзию. Сейчас это так просто: посылаешь запрос в интернете – и вот тебе все стихи Евтушенко. Видимо, нужны в наших церквах литературные вечера, поэтические вечера, особенно – для молодежи. Иначе как научиться отличать хорошую поэзию от подделок. Читать стихи, а не писать их. Если человек научится ценить и понимать поэтическое слово, он сразу перестанет писать свои стихи. Потому что настоящий поэтический дар (как и дар «иных языков», кстати) – это редкость, а не массовка.

В церквах следует формировать круг чтения. Чтобы новообращенные не бросались на литературу, которая чревата для них большой бедой, может исказить их понимание Евангелия, как это произошло недавно у нас, когда в центр реабилитации попала книга, одно название которой должно было вызвать неприятие – «Голое Евангелие». А ее дали братьям, которые едва отвязались от своей губительной зависимости.

Христос скоро придет. И перед лицом этого Дня все меркнет и теряет смысл. Нужно читать о Пришествии, писать и проповедовать о Пришествии. Снимать фильмы. Тогда христианские СМИ, и только тогда, могут оправдать свое существование в наше сложное время. А, может быть, и заинтересовать народ, сидящий во тьме.

Беседовал Андреас ПАТЦ.
Специально для МХГ.

Comments

( 3 комментария — Оставить комментарий )
shtunda
4 авг, 2017 14:58 (UTC)
Тыдывы.
Млинiвський.
ЗимЪлягЪ, пракЪтичэсЪки...
livejournal
6 авг, 2017 15:34 (UTC)
Павел ГАРАДЖА. Интервью по поводу 70-летия
Пользователь benno_99 сослался на вашу запись в своей записи «Павел ГАРАДЖА. Интервью по поводу 70-летия» в контексте: [...] Оригинал взят у в Павел ГАРАДЖА. Интервью по поводу 70-летия [...]
( 3 комментария — Оставить комментарий )

Latest Month

Ноябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
Free counters!

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner